«Сеансы» Гая Мэддина

Александра Гиппиус-Литвинова

«Сеансы» Гая Мэддина

Для показа инсталляции Гая Мэддина «Сеансы» в Петербурге сложно было бы найти место лучше, чем Музей снови­дений Фрейда. Заходя в укромный кинозал музея, зритель будто попадает внутрь сновидения самого кинематографа. Здесь рождаются фильмы, которым, по воле Мэддина, суждено быть утраченными подобно тому, как человечество утратило 80% когда-либо снятых кинофильмов.

В зале выставлены два объекта – кино­экран и помещенный перед ним планшет. Последний служит своего рода интерак­тивным монтажным столом, с помощью которого зрителю предлагается составить свой собственный фильм из рандомных отрывков, курсирующих по поверхности планшета. После нескольких кликов вы получаете возможность посмотреть свой собственный фильм на киноэкране.

Таким образом, помимо соединения в одном пространстве создания и показа фильма, Мэддину удается минималь­ными средствами воссоздать сложную работу кинопроизводства. Каждый полу­чившийся фильм уникален и существует единожды, в момент его просмотра. Сами эпизоды – это фантазии экспери­ментального режиссера об исчезнувших кинолентах. Мистические, тревожные эпизоды, пропитанные эстетикой ран­него кино, не складываются в единое повествование, а, скорее, создают ситу­ацию восприятия чистого кинообраза, оторванного, многоликого и приковы­вающего взгляд.

Так зритель становится свидетелем фильмов, которых нет, не было и не будет. Что же тогда остается? Истории, у которых нет начала и конца, перевоплощаются в опыт восприятия кино в чистом виде. С помощью при­зрачных кинолент машина производит мнимую память об истории кино, соз­дает потаенный сон кинематографа.

Сама инсталляция будто оказывается аналогом хаотичной работы человече­ского сознания с визуальной инфор­мацией. Неспроста в фильмы начинает вклиниваться глитч – вставки из отли­чающегося по своей природе материала. Они представляют другой вид экранной информации, существующей сегодня в изобилии и являющейся неотъемлемой частью нашего визуального опыта: виде­облогов, тьюториалов и других видео с YouTube. Однако в машине Мэддина, про­изводящей кино-сны, они лишь мерцают, на мгновение распарывают экран, пытаясь про­будить зрителя, но оказываются неспособны разрушить мир грёз.

Как в своих фильмах, так и в этой инстал­ляции Мэддин подражает эстетике раннего кино. На создание «Сеансов» режиссера под­толкнула мысль об утраченном кинематографе. Результатом чего оказалось создание режиссером материала, в котором зрителем узнается раннее кино, но которое таковым не является. Новые киноленты, имитирующие потерянные кадры, оказываются хронологически бездомными, копией без оригинала. Созданная из кусочков несуществующих фильмов, инсталляция начи­нает производить новую память о забытом и утраченном.

В этом смысле инсталляция Мэддина действительно напоминает работу сновидения, ведь сон создает пространство, основанное на опыте реальности, которая во сне уже не является таковой. Сновидение трансфор­мирует реальность, превращая ее в неуловимую визуальную фантазию, балансирующую на грани между реальным и нереальным. Так и эпизоды из инсталляции «Сеансы» не являются старыми немыми фильмами, но при этом целиком осно­ваны на них, более того, они исчезают сразу после просмотра, так же, как и сон.

1 —

5040

Автор