Евгений Юфит

Олеся Туркина, Виктор Мазин

Евгений Юфит

Юфит был и остается самым непримиримым, неподдающимся никаким обстоятельствам кинорежиссером и художником. В середине 1980-х он создал движение «Некрореализм». Вначале Перестройки, когда появилась офи­циальная возможность снимать авангардное кино, Юфит сделал на студии «Ленфильм» свои первые полнометражные фильмы и сразу получил Гран-при в Римини за «Папу умер Дед Мороз». Всего он снял семь полнометражных фильмов. Последний из них, «Прямохождение», в 2004 году. Потом наступило время мучитель­ного тупого бездействия.

В России киноавангард оказался никому не нужен и поэтому не остава­лось надежды получить хотя бы минимальный бюджет на съемки пост-утопического фильма с условным названием «Городомля». Западные фонды не могли дать денег из-за изменив­шейся политической ситуации. Во время этого вынужденного кинопростоя он писал картины и снимал фотографии. Вместе с Юфитом окон­чательно ушла целая эпоха – эпоха Перестройки, авангарда и фильма. Юфит был последним романтиком кинопленки, снимавший все свои фильмы исключительно на целлулоиде. Смерть Юфита – это смерть авангарда и кино, каким мы его знали в ХХ – начале ХХI вв.

Олеся Туркина

Юфит на выход

Юфит всегда был непредсказуем – в своих кинематографических затеях, в своих фразах, в живописных и фотографических решениях. Его черный юмор всегда насмехался над так называемым здравым смыслом. Его выход из биологического существования тоже можно отнести к непредсказуемой насмешке. Мало кто мог ожидать от него такой выходки. Близкие люди восприняли его уход как злую шутку.

Выход. Этот радикальный passage a l’acte Юфита вполне можно отнести к одной из наи­более изысканных форм бессознательного самоубийства. Он свирепо вышел со сцены. Хватит! Надоело это бестолковое существо­вание! Он хотел продолжать снимать кино, а это оказалось во времена оголтелого разгула индустрии развлечений просто невозможно. Да, он занимался фотографией. Да, к весне мы готовили его новую выставку в Музее снови­дений Фрейда. Да, вслед за посвященным ему Кабинетом Ъ (2015) мы работали над книгой для одного берлинского издательства. Но все это не было наполнено тем смыслом, какого требовала его жизнь. Он не мог снимать кино, которое не мог не снимать.

Его выход со сцены лишь подтвердил его правоту. Смерть сегодня – информационный повод. Образцово-показательная Википедия, конечно, не в состоянии предложить хоть немного осмысленную статью о творчестве художника, не способна дать никаких ссылок на десятки, если не сотни написанных о нем статей, на каталоги и книги, но при этом мгно­венно ставит дату смерти. Смерти сегодня нет. Она – лишь информационный повод, и дальше – забвение. Но только не для тех, кого он вдохновлял своим Искусством жизни.

Жизнь есть там, где есть смерть, и этой диа­лектике Юфит посвятил свое творчество. Его кино, живопись, фотография – серая зона, пограничная полоса, интерзона между жизнью и смертью, между ... и ..... Его творчество постсовременно благодаря тому, что современ­ность Юфит держал на дистанции. Он так и не выпустил из рук поводок времени.

Пусть зооантропоморфный рык не стихает над твоей могилой.

Виктор Мазин

1 —

5130

Авторы